Неизвестные материалы о брянских пустынножителях, собранные П. Н. Тихановым

 

Любому любителю отечественной старины было бы интересно познакомиться с документами, хранящимися в Отделе рукописей Российской Национальной Библиотеки в Санкт-Петербурге в Ф.777. Этот фонд собирался сотрудником Общества любителей древней письменности, коллекционером рукописей, автографов и архивов русских общественных и государственных деятелей Павлом Никитичем Тихановым.

Павел Никитич родился в 1839 году в городе Брянске в семье чиновника. По окончании Калужской гимназии он учился на юридических факультетах Московского, Петербургского, потом Казанского университетов, но в 1865 г., не окончив полного курса, «уволился из студентов по собственному прошению». Свою жизнь Тиханов посвятил собиранию и исследованию памятников древней письменности, увлекался также историей, церковной археологией, фольклором, народным театром, изучал живой разговорный язык. Средства к существованию добывал, сотрудничая в различных газетах. В период 1873-1874 года Тиханов переехал в Петербург, где работал корректором в «Правительственном вестнике». Он являлся активным членом Общества любителей древней письменности, с 1877 по 1892 г. редактировал все его издания, в том числе и свои собственные, по материалам своего собрания. Подготовил к публикации «Каталог российских рукописных книг, находившихся в библиотеке Новгородского Софийского Собора».

Павел Никитич собирал документальные памятники по истории Брянского края, занимался изучением фольклора, народных обычаев, говора. Церковная история Брянщины обязана ему работами по истории Брянского Петро-Павловского монастыря, Клетневского Троицкого Архиерейского подворья. Первым из исследователей он связал историю Петро-Павловской обители с именем князя Олега Брянского. В 1893 году в Санкт-Петербурге им была издана брошюра «Преподобные Князь Олег и Поликарп, Брянские Чудотворцы».

Оказавшись без работы, он уехал в 1894 году в Брянск, где издавал «своим иждивением» газету «Брянский вестник». В этой газете печатались кроме правительственных сообщений также календарь-месяцеслов, с указанием общих и местных праздников и крестных ходов, хроника местной жизни города и уезда, исторические заметки. В 1895 году Тиханов предпринял попытку организовать в Брянске историко-археологическое общество. В следующем году он самостоятельно выпустил историко-краеведческий сборник «Старина».

С 1897 года он стал правителем дел Черниговской губернской ученой архивной комиссии. В этом же  году брошюра о святых Олеге и Поликарпе была издана в Брянске. После выхода в  свет этого исследования городским обществом стал подниматься вопрос о сооружении гробниц этих святых подвижников и установления празднования их памяти.

В 1902 г. Павел Никитич возвратился в Петербург и стал работать за весьма скромную плату в Русском отделе Императорской Публичной библиотеки. Лишенный возможности зарабатывать на жизнь, престарелый собиратель обращался к президенту Академии наук Великому князю Константину Константиновичу с просьбой о назначении ему пенсии. В прошении он перечислил изданные им труды (собственные и вышедшие под его редакцией), и список этот был довольно внушителен. Достойно уважения, что при тяжелых жизненных обстоятельствах Тиханов свято хранил свое собрание и тратил последние крохи на его пополнение и оформление. Тяжело заболев, он в конце 1904 г. уехал опять в Брянск, где вскоре 30 января 1905 года в больнице Брянского рельсопрокатного завода и скончался.

Похоронен Павел Никитич был на территории Брянского Петро-Павловского монастыря.

***

Многообразие интересов и личных связей коллекционера определило и разнообразный характер его архива. В его составе обширное собрание памятников древней письменности, материалы по истории и литературе XVIII—XIX вв., по истории театра, науки и т. п. — в подлинниках и списках, а также личные бумаги коллекционера.

Фонд насчитывает 4353 единицы хранения документов с XV века по 1905 год. Непосредственно касающиеся брянской церковной старины материалы содержатся в четырех папках: это в третьей описи дела №№ 198, 207, 202 и 214. Дело №198 содержит письма известного своей святой жизнью настоятеля Брянского Свенского Успенского монастыря архимандрита Смарагда (Федорова) к игуменье Севского девичьего монастыря Магдалине (Длотовской) (1850-1859 гг). Дело №202 включает сборник «Разные истинные происшествия», содержащий описания обычаев города Брянска, надгробные речи и прочее. Дело №207 содержит слова и поучения  Свенского настоятеля архимандрита Иерофея (1840-1860гг.), автора известной книги «Свенский монастырь», выпущенной в Москве в 1866г. Дело №214 включает в себя несколько тетрадок, собранных Тихановым по истории Бело-Бережской пустыни. Этим последним материалам мы и посвятим все наше внимание.

 

***

Вот полное содержание дела №214.

  1. Истинное сказание о чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручица», находящейся в Бело-Бережской пустыни лл.1-25;
  2. Икона «Троеручица» и чудеса лл.27-54;
  3. Историко-статистическое описание Бело-Бережской пустыни с изложением жития начальника схимонаха Симеона и прочих подвижников лл.55-64;
  4. Житие первоначальника и основателя Бело-бережской пустыни строителя схимонаха Симеона, лл.68-95;          
  5. Брянский лес и отшельники его, лл.96-125;
  6. О старце Харалампии Ливенском, подвизавшемся в Бело-Бережской пустыни, лл.126-133
  7. Жизнь блаженного старца монаха Никиты (из журнала «Странник», август 1865г.), лл.134-145.

Наиболее уникальный материал содержится в описании брянских пустынножителей. Остальные материалы, как правило, вторичны. Тетрадка №4, находящаяся в этом деле, которая и привлекла наше пристальное внимание, имеет подзаголовок «Жизнь старца Симеона, о пустынниках и прочих подвижниках». Большинство содержащихся в этой тетрадке сведений являются для исследователей совершенно новыми и неизвестными. Публикации о лесных монахах, живших в окрестных брянских лесах немногочисленны. Это рассказы о пустынниках, находящиеся в нескольких описаниях Брянской Бело-Бережской пустыни, Брянского Свенского монастыря, Севской Богородицкой Площанской пустыни и статья И.И. Орловского о Рославльских пустынножителях, вышедшая в 1904 г.

Первое, что бросается в глаза при обзоре этой рукописи, это то, что в большинстве своем сведения касаются  преимущественно брянских подвижников благочестия второй половины 18 века, о которых совершенно неизвестно исторической науке.

Второе, что хотелось бы отметить при взгляде на этот памятник,  это монастырские предания, записанные со слов насельников самой Бело-Бережской обители и старожилов соседних сел. В начале рукописи стоит дата – 15 июля 1882 года. Рассказ начинается со слов 80-летнего монаха-отшельника Авраамия, который показывал неизвестному автору места подвигов пустынножителей и вспоминал об их подвижнической жизни. У архимандрита Иерофея упоминается монах Авраамий, ученик пустынника архимандрита Геннадия. Думается, что это другое лицо. О. Авраамий Рославльский с 1814 года более сорока лет безвыездно находился в лесной келье на границе Брянского и Жиздринского уездов. Там же он и принял свою блаженную кончину, состоявшуюся 16 ноября 1860 года. Интересно уточнить личность основного корреспондента этих записок Бело-Бережского монаха Авраамия, для чего потребуются дополнительные архивные поиски.

Указанное сказание о брянских пустынножителях повествует о тринадцати подвижниках брянских лесов: семеро из них проводили уединенное житие во второй половине XVIII века, а шесть оставшихся подвизались вблизи Бело-Бережской пустыни в первой трети XIX века. О некоторых из них в тексте имеются лишь краткие упоминания, а о других – довольно подробные повествования. Имена отшельников XVIII века таковы: Пустынник Николай, Пустынник Аркадий, Постник Исидор, Василий Мученик, Пустынник иеромонах Ипполит, Пустынник Трофим. Имена неизвестных подвижников XIX века в тексте упомянуты следующие: иеродиакон Мартиниан Живописец и монах Гавриил Незрячий. Первый занимался умным деланием и иногда приходил в такой восторг умиления, что оставлял свою келью незапертой и уходил в Рославльские скиты, пожив там два месяца, опять возвращался в свою келью. О.Мартиниан оставил о себе память еще и тем, что, расписывая храм, очень правдоподобно изобразил сцену из Пролога, в которой повествуется история про беса, идущего с тыквами в монастырь, чтобы соблазнить иноков. А второй из подвижников, о.Гавриил, несмотря на свою слепоту, ходил везде один, не претыкаясь о препятствия. Одно из послушаний его было заведывание часами  на колокольне. Он исправлял их с завидной ловкостью и смекалкой. Скончался подвижник в 1834 году.

Из упоминавшихся в литературе подвижниках в этой рукописи значатся: основатель пустыни старец Серапион, блаженный старец монах Никита, закончивший свою жизнь в лесной келье, известный схимонах Феодор (Пользиков), учитель и сотаинник преподобного Льва Оптинского, возобновитель многих южно-русских монастырей старец иеромонах Василий (Кишкин), монах-пустынник Дорофей Рославльский, Одринский игумен Серапион (Пирожков). К счастью для историков, многие пустынники были из числа братии Бело-Бережской пустыни, и мы в наше время можем привлекать к работе обширный архив обители, хранящийся в Государственном архиве Брянской области. Используя найденные жизнеописания в Тихановском собрании, можно будет дополнить облик подвижников и другими архивными сведениями.

 

***

Отдельно хотелось бы подробно остановиться на топографии мест их подвигов. В найденной рукописи встречаются иногда описания мест обитания пустынников. Уже в конце XIX века найти их следы казалось почти невозможным. В рукописи приводятся слова 85-летнего старца монаха Иеронима, который говорил, что в начале XIX века он знал от города Карачева до Белых Берегов более двадцати келий, в которых жили отшельники. И это количество было только на небольшом расстоянии от дороги, а сколько было их в глубине леса, неизвестно. Автор рукописи, как он сам сказывал о себе, в пасхальную седмицу 1882 года по таинственному указанию свыше отыскал заброшенное жилище одного инока. Оказывается, еще в конце позапрошлого века можно было найти следы обитания пустынножителей…

На расстоянии одной версты на север, на другой стороне реки Снежеть, как повествуется в рукописи, находился курган, где подвизался в 30-е годы XVIII века строитель схимонах Симеон (или Серапион). В конце XIX века был восстановлен колодец старца, от которого происходили исцеления больных.

На расстоянии еще одной версты от кургана на север, в конце леса стояла келья, в которой спасался с 1805 года схимонах Феодор. Позже к нему, как известно, примкнули иеросхимонах Клеопа (Антонов) и преподобный Лев Оптинский. В 1811 году они перебрались на Валаам. Позже в 1813 году в этой келье некоторое время подвизался преподобный Моисей Оптинский.

«Близ монастырской ограды на пригорке», как записано в рукописи, стояла келья старца Василия (Кишкина). После него в этой же келье спасались монахи Дорофей Рославльский, Авраамий отшельник, игумен Серапион в 10-30-е годы XIX века.

На юго-восточной стороне, в двух верстах от монастыря вблизи железнодорожной платформы сохранялся колодезь монаха Никиты, подвизавшегося в этом месте в 80-х годах XVIII века. На месте его подвигов стоял крест с кратким жизнеописанием старца. Вода из колодца также считалась целебной.

В двух верстах от колодца отца Никиты, при ручье Шалаханке, было место, называемое Кабачок, названное по месту проживания логова лесных разбойников. В этих местах подвизался Пустынник Николай, по нелепому подозрению убитый теми самыми разбойниками, а затем похороненный в обители.

На восток от монастыря, в четырех верстах на месте, называвшемся Аркадьев холм, вблизи ручья во второй половине XVIII века обитал Пустынник Аркадий, а на самой высоте холма – подвизался Постник Исидор. Подробных сведений о них не сохранилось, как свидетельствует рукопись.

Еще одно место, связанное с пустынниками – Святой холм, находящийся от пустыни в семи верстах соснового леса, на левом берегу Снежети. Здесь в XVIII столетии жили в большом количестве желающие пустынного жития. Еще в 1770 году здесь доживал один из последних старцев – Василий Мученик. Келья его была при ручье Черном, недалеко от Святого озера, которое было названо по святой иконе, найденной в нем. За его строгую внимательную жизнь ему дарован был свыше дар прозорливости. О.Василий предсказал в 1770 году рождение и будущее царствование Николая I. Подвижник, не вынося людского почитания,  переселился затем в более южные пределы леса, пройдя непроходимые дебри и болота, и нашел благоприятное и тихое для подвигов место, называемое Большой Городец, в окрестности реки Снежеть, окруженное со всех сторон сосновым лесом. Подвижник сей промыслом Божиим оказался в руках злых разбойников и принял от них мученическую кончину. Братия обители с честью похоронила его в монастыре.

Келья другого старца иеромонаха Ипполита располагалась в лесу вблизи речки Велки, в трех верстах от Бело-Бережской обители. В рукописи  значится, что происходил старец из московских купцов. Пройдя все степени монашеского искуса, удостоился пострижения и посвящения в священный сан. Желая провести последние дни в пустынном уединении, он отказался, смирения ради, от священнослужения и пожелал удалиться для благоговейных упражнений в пустыню. О.Ипполит получил настоятельское благословение и оставил монастырь. Провождая жизнь в уединении, в посту, трудах и чтении, о.Ипполит по будням  спасался в лесной келии, а накануне праздников приходил в обитель для принятия Святых Тайн. Во время смертной опасности от злых людей Господь послал ему Ангела на избавление от погибели. Этот день старец свято почитал до самой своей кончины.

Пустынник Трофим спасался недалеко от деревни Малое Полпино, при речке Трухановке, название которой произошло от имени пустынника, то есть раньше она называлась Трофимовка. Кроме того, что он подвизался в этих местах, особенных сведений о нем не сохранилось.

Чтобы выяснить подробно места жизни этих подвижников благочестия, нужны совместные усилия краеведов и историков. Полезно было бы составить подробную карту мест обитания лесных иноков, создавших  даже до наших дней неувядаемую славу Бело-Бережской обители.

Авторство тетрадки №4 с материалами о брянских отшельниках, возможно, принадлежит некоему мирянину, назвавшему себя «христолюбцем С.Р.», который описывал одно свое чудесное видение, бывшее с ним в январе 1882 года, когда ему приснился Пустынник Трофим. Рассказ об этом и завершает повествование о брянских пустынниках.

Будем надеяться, что найденная в Тихановском собрании рукопись о лесных иноках  поможет открыть новую неизведанную страницу церковной истории Брянского края.

 

Иеромонах Диомид

Поделиться с друзьями:

Вернуться

Для пожертвований наши банковские реквизиты:
Религиозная организация
Свенский Успенский мужской монастырь
п. Супонево Брянского района Брянской области
Брянской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)
ОПЕРАЦИОННЫЙ ОФИС В Г. БРЯНСКЕ ФИЛИАЛА ПАО БАНК ВТБ В Г. ВОРОНЕЖЕ
БИК 042007835
ИНН 3207003194
КПП 324501001
Р/с 40703810926250000021
Кор. сч. 30101810100000000835

241050, г. Брянск, 50 ОПС, а/я 91
тел.: (4832) 92-20-74
e-mail: svenmon32@gmail.com
/ Свенский монастырь на facebook